Амфилохий Почаевский

Афилохий Почаевский, Святой Амфлохий старец почаевский фотоСвятой Амфилохий Почаевский


     Прозорливый старец, целитель, пророк, чудотворец в Почаеве.  


    Старец Амфилохий пред Господом осознавал, что жизнь - это ежедневная битва, в которой дьявол сражается с Богом, а поле этой войны - душа и сердце человека. Каждый человек должен много молиться, искренне каяться, смиренно терпеть, чтобы Бог одержал победу в ее сердце.

    Это убеждение он подтвердил своей подвижнической жизнью и научил этому сотни и сотни тысяч людей, которые обращались и обращаются к нему за исцелением от телесных и духовных недугов. Хорошо открытое лицо со светлым взглядом помнит каждый, кто приходил к нему. Уже более 30-ти лет до отца Иосифа на могилу приезжают за советом, помощью, лечением ...


    Амфилохий Почаевский. История Святого.


    В селе Малая Иловица, Шумского района Тернопольской области, в обычной семье крестьянина Варнавы Головатюка родился сын, которого при крещении назвали Яков.

    В сельской тишине, среди живописной природы Украины, проходило детство Якова. Варнаве, многодетному отцу (а в семье было 10 детей), приходилось браться за разную работу, чтобы прокормить большую семью. Кроме этого - он еще был хорошим костоправом. Часто его отвозили к больным за десятки километров. Подолгу приходилось выхаживать их, оставаясь у постели страдальцев до их полного исцеления. Яков преимущественно помогал отцу и учился целительству.

    Мать Якова Анна - была богобоязненной женщиной, любила посещать храмы и молиться. Без молитвы не оставалась даже во время полевых работ.

    Уже будучи Схиигуменом, отец Иосиф говорил: «Я верю, что моя мама в Царстве Небесном». Жаль, не дождалась, умерла, вот бы счастливой была, увидев сына своего священником.

    С раннего детства Яков - видя благочестие своих родителей, которые даже из дома не выходили без молитвы - впитывал в себя только доброе и святое.

    В 1912 году Якова Головатюка призвали в Царскую Армию. Лицом к лицу встретился с жизнью и смертью. Санитарная часть в Сибири, где молодой солдат исполнял обязанности фельдшера, фронт, передовая, где лучшие друзья погибали в бою, и, наконец, - плен. Его отправили в Австрию, где Яков работал у местного фермера на протяжении трех лет. Выполнял любую работу с большой тщательностью и христианской покорностью. Яков настолько понравился и заслужил доверие своего хозяина, что фермер даже хотел выдать за него свою дочь. Но юноша, тоскуя по родному краю, в 1919 году убегает из плена и возвращается в родное село.

   

    Начало служения в Почаевской Лавре

    В 1925 году Яков Головатюк, выбрав жизненной стезей монашество - приходит в Почаевский Монастырь. В трудолюбии и смирении выполнял начинающий монах возложеные на него послушание. Пройдя монашеское испытание - 8 июля 1932  - послушник Яков Головатюк принял постриг и в монашестве стал именоваться - Иосиф.

    Выполняя различные работы и послушания в Лавре, отец Иосиф также прославился как целитель и костоправ. К нему везли страждущих со всей округи.

    Однажды мимо Лавру, с весельем и музыкой, промчалась свадебная процессия, а ближе к полуночи, монастырские ворота наполнились сильным отчаянным грохотом. Требовали отца Иосифа: жених и невеста сломали руки, выпав из повозки, которая перевернулась. Священник помог пострадавшим и отпустил с миром, а утром настоятель сказал отцу Иосифу: «Добрый ты монах, но из-за тебя ни днем, ни ночью покоя братия не имеет. Перебирайся на кладбище и там живи и лечи ».

    Поселившись на монастырском кладбище в маленьком домике у ворот, отец Иосиф вместе с иеромонахом Иринархом прожили там около 20 лет. Больных привозили к ним очень много. Иногда вся улица Липовая была заполнена подводами / до 100 штук /. Во времена Польского господства лечения у местных лицензированных врачей стоило очень дорого, поэтому простой народ с больными и искалеченными спешил к отцу Иосифа, он всех исцелял, не принимая никакой денежной оплаты. В благодарность монаху оставляли продукты, которые в трудные годы спасали лаврскую братию от голодной смерти.


    Советский период в жизни монаха Иосифа

    После второй мировой войны к отцу Иосифу стали приходить часто сотрудники ГПУ и бойцы УПА. Одни подозревали его в сокрытии бандитов, другие видели в нем сотрудника ГПУ. Несколько человек из органов пришли к нему «на беседу». В это же время привезли связанную одержимую. После того, как бесноватую развязали - она с кулаками напала на отца Иосифа и била его до тех пор, пока уставшая не упала на землю. Батюшка не защищался и не уклонялся от ударов - только молча стоял и молился. Сердце его, далеко от гнева и злобы, исполнялось сожалением и сочувствием, видя это создание Божие, которое мучил бес. Бесы ненавидели отца Иосифа, нередко через бесноватых выражали ему свою злобу. Лукавому противная благотворительность. Бес, побежденный смиренностью старца - покинул одержимую. Встав, словно после сна, женщина начала спрашивать, где находится и как сюда попала. Увидев эту картину - КГБисты ушли от монаха и больше не беспокоили своими визитами.


    Вскоре после этого отца Иосифа переводят обратно в Лавру. И так же спешили к нему люди, получая лечения телесных болезней и тайной болезни души. Исцелялись даже те, чьи болезни были запущены, и, по мнению врачей, - неизлечимы.


    Впрочем, именно враги первыми восстали против старца, требуя от местных властей и Наместника Лавры положить конец медицинской практике недипломированного врача, по милости которого врачи остались без заработка. В это время, после войны, Западная Украина, которая много лет была под Польшей, вошла в состав Советского Союза. Привлекать внимание было опасно, однако отец Иосиф продолжал помогать людям.

    Особый дар имел священник - изгонять бесов. К нему везли одержимых с дальних республик Советского Союза. Демонов старец видел наяву, так что, часто проходя по храму, строго повелевал им выйти из церкви и из людей.


    Противостояния отца Амфилохия и богоборческой власти

... Конец 50-х. Новый виток гонений на Церковь. По стране - массовые закрытия храмов и монастырей, сохранившихся в основном лишь на Западной Украине. Советская власть, внедряя в жизнь атеистические программы, планировала превратить Почаев в «коммунистический поселок» с музеем атеизма в Лавре. Жителям монастыря предлагали покинуть территорию. По всем верующими, монахами и паломниками был установлен особый контроль. В 1959 г.. Местными властями были отобраны земельный участок на 10 га, фруктовый сад с огородом, теплицей, сушилкой, домик садовника с пасекой на 100 ульев. Всем торговым заведениям в Почаеве было запрещено отпускать товары для монастыря, так что его жители лишились продуктов и необходимого.

    По паломниками и прихожанами следили, чтобы никто не пронес продукты в Лавру. Решили взять измором и выгнать монахов без боя, чтобы потом перед лицом мировой общественности и советского обывателя заявить о добровольном оставлении монахами обители в связи с отказом от религии ... Но никто из жителей и не думал покидать монастырь. Тогда по разным причинам выгоняли по одному, выписывали, упорных сажали в тюрьму за нарушение паспортного режима, отправляли в психбольницы, вывозили домой без права возвращения. Непокорных судили. 

Репрессии не сломили стойкости монахов, переносили все мужественно и спокойно, сами желали, если нужно, даже умереть за Лаврские Святыни. Власти не раз угрожала монахам, обещая утопить в святом колодце, на что отец Иосиф спокойно ответил: «А мы этого и хотим!» - то есть принять мученическую смерть.

    Паломникам было отказано в ночлега. В городском отеле не принимали, а на местных жителей каждую ночь устраивались облавы. За сокрытие паломников хозяевам грозило суровое наказание. В связи с такой ситуацией, священноначалие Лавры решили открывать на ночлег один из храмов для круглосуточной молитвы, чтобы дать паломникам возможность отдохнуть. Отец Иосиф приходил в храм, где до утра служил акафисты, а с рассветом заставлял всех петь: «Слава Тебе, показавшему нам свет», «Пресвятая Дево» и другие песнопения и молитвы.

   

    Святой Амфилохий возле Троицкого собора фотоКак-то осенью 1962 старца вызвали в Броды, в 40 км от Почаева, направить сломанную руку одной девочке. Возвращался в монастырь он через заднюю ворота и не видел, что происходит у Троицкого собора. Не успел еще открыть дверь кельи, как к нему прибежал послушник и второпях рассказал, что собор отбирают, и начальник милиции уже забрал ключи от Наместника. Отец Иосиф поспешил в храм. Здесь было многолюдно, а у дверей собора стояли около десятка милиционеров со своим начальником. Отец подошел к нему и неожиданно вырвал из рук начальника связку ключей. Отдавая их молодому Наместнику Варфоломею, что здесь же стоял, сказал: «На, держи. И никому не отдавай! ». Удивленным милиционерам бросил: «Архиерей - хозяин Церкви! А вы? Вон отсюда! Люди, гоните эту банду » -обратился он к присутствующим здесь местных жителей. Вдохновленные призывом любимого батюшки, люди кинулись брать жерди и направились к милиционерам, которые с перепугу побежали к воротам.

    Своим мужеством и смелостью отстоял отец Иосиф Троицкий собор. Он знал, на что шел, и ожидал от мстительных и злопамятных богоборцев жестокой возмездия. Однако на «Бога уповаю, а не збоюся, что сделает мне человек?» (Пс. 55). Он не только ждал, он знал, когда и как придут за ним, но ничего не делал.

    Прошло не более недели ... Бывший (ныне уже покойный) сторож у ворот экономии, игумен Серафим рассказывал:

    «В конце сентября в мое дежурство у ворот экономии ко мне подошел отец Иосиф и сказал: « Открывай ворота. Сейчас «черный ворон» приедет за Иосифом ». Я открыл в корпус ворота и стал ждать «черного ворона», но никто не приезжал, и я закрыл ворота, подумав, что старец пошутил. Прошло 2:00. Вдруг подъехала милицейская машина - «черный ворон». Милиционеры требовали пропустить машину во двор».

    Отец Иосиф был у себя в келье, когда благочинный игумен Владислав постучал в дверь и сотворил молитву «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!» Отец знал о своем аресте, знал, что за ним приедут сотрудники милиции и не открыл бы, но по молитве духовного брата открыл двери ... Шесть человек набросились на него, повалили на пол, связали руки и ноги, рот заткнули полотенцем и потащили с третьего этажа во двор к машине.

    Амфилохия и повезли за Тернополь в г. Буданов, (более 100 км от Почаева) в областную психиатрическую больницу. Здесь его постригли и побрили, а потом велели снять крест, но он отказался. Тогда санитары сами сорвали его и ночью голого повели в палату буйных душевнобольных. Палата освещалась слабым электролампочкой. Сорок человек (все голые) спали, когда он вошел. Сонные бесы говорили из них: «Зачем ты сюда пришел? Здесь не монастырь ». Он им: «Вы сами меня сюда привели». И в обед их голыми водили ... А еще вводили ему лекарство, от которого распухало все тело и трескалась кожа на теле. Вспоминая все это, закрывал старец руками лицо.


    Люди, узнав, где находится отец Иосиф, начали писать главному врачу Будановской больницы письма с просьбой выпустить старца, незаконно находится с душевнобольными, тогда как сам может таких лечить.

    Прошло три месяца его пребывания в больнице. Как-то в палату зашел санитар, принес халат и тапочки, велел старцу одеться и идти за ним в кабинет главного врача. В кабинете были и другие врачи. Ему предложили сесть.

    - Можете ли вы лечить тех больных, находящихся в нашей больнице?
    - Могу.
    - Тогда вылечите их!
    - Хорошо.

    Он предложил им отпустить его в монастырь или послать кого-нибудь, чтобы привезти Евангелие, крест и одежды (ризу, епитрахиль, поручи), чтобы он смог служить водосвятные молебны, и бесы сами выйдут из окна и дверь. И еще добавил, что через две недели одного больного здесь не останется (их было более 500 человек).

    - Нет Вы нам без молебнов лечите.
    - Так невозможно вылечить.
    - А почему?

    Старец и ответил, что когда солдат идет в бой, ему дают оружие: винтовку, патроны, гранаты. Наша же оружие на невидимого врага - святой крест, святое Евангелие и святая вода!

    - Нет, мы не можем допустить служения молебнов в больнице, иначе нас самих отсюда заберут, и мы потеряем работу.


    Отца Иосифа повели снова в палату, где он продолжал нести свой мученический крест, «... жду Бога, спасет от малодушия и от бури» (Пс.54).

Всемилостивый Господь не дает человеку нести свой крест более ее силы, но многими скорбями испытывает веру, терпение и упование ее на Бога. Все, кто знал отца Иосифа, не переставали хлопотать о его увольнении. Писали везде, даже в Москву, и ... надеялись.

   Если бы он пробыл в психбольнице года два, то тоже сошел бы с ума среди психически больных, как потом рассказывал сам. Но люди не отставали. Все писали и писали заявления с просьбой освободить его из больницы. О заключении отца Иосифа узнала дочь Сталина Светлана Аллилуева. Приехав в Почаевскую Лавру, расспрашивала местных жителей о отца Иосифа. Светлана обратилась к начальнику Почаевского отделения милиции, показала свои документы и попросила отправить в Буданив. Там она добилась освобождения отца Иосифа. 


    Через две недели он вернулся в свое родное село, в то двор, где родился и рос, где прошло его детство и юность. Узнав где находится старец, начали съезжаться к нему люди, одержимые разными недугами. Автобус из Кременца в село не доходил. Нужно было идти пешком еще 10 км по проселочной дороге или лесными тропами. Таксистам запрещено было возить людей к монаху. И все-таки люди ехали и шли. Отец каждый день служил водосвятные молебны и исцелял людей. Но враг в лице безбожных местных властей не дремал, он восстал. Обеспокоенные наплывом больных людей в село, они настроили родственников против него.

    У отца Иосифа было девятнадцать племянников и племянниц. Как-то один племянник, тракторист, заманил его в свой трактор и увез за село в болото. А там столкнул с трактора на землю и, избив до потери сознания, бросил в воду и уехал. Отец 8:00 пролежал в холодной воде. Был декабрь месяц. Обеспокоенные долгим отсутствием отца Иосифа, его начали искать. И нашли едва живого. Он чудом не утонул. Его срочно отвезли в Почаевскую Лавру, и в ту же ночь постригли в схиму с именем Амфилохий, в честь святителя Икопийського, память которого отмечалась Церковью в этот день. Никто тогда не надеялся, что он доживет до утра. Но сила Божия поставила отца на ноги, он выздоровел. Оставаться в Лавре без прописки было опасно. За священником приехали родственники и забрал его в Иловицу.

    Люди, как и раньше, шли и «ехали к старцу за исцелением и получали его, о чем свидетельствуют многие воспоминаний. 

    Иногда отец Иосиф брал палку и садился на лавочку возле часовни. Все, кто молился, подходили к нему и просили прикоснуться палкой к больному месту. И, к кому он прикасался, исцелялись. Так исцелялись те, страдающих от головной боли, болезнями почек, печени, сердца, рук и ног, а также выходили люди бесы.

    Слава о чудесах исцелений разносилась вокруг. К отцу Иосифа ехали люди с севера и юга, с востока и запада, из Молдавии и Сахалина. Избегая человеческой славы, он пытался скрывать от людей Божий дар исцеления от душевных и телесных болезней. Часто принимал на себя их пороки и тем самым указывал причину тех или иных заболеваний людей, приходивших к нему. Многие из тех, кто не понимал духовной жизни, считали отца Иосифа грешником. 

И сам он часто высказывался: 

«Вы думаете, что я святой? Я грешник! А исцеления вы получаете по своим молитвам и по своей вере ».


    Поступков старца не понимали не только приезжие, но и его домашние. А он при этом любил повторять: «Я не в лицо смотрю, а на душу! А вы думайте, что хотите». Здесь уместны слова Апостола Павла: «Те, кто живут по плоти, о плотском думают, а те, кто живут по духу - о духовном, у чистого все чисто, а у нечистого и неверного осквернен ум и совесть».

    Приезжали в Почаевскую Лавру со всех сторон страны, обязательно старались посетить старца в его селе. К нему ехали автобусом, частными легковыми автомобилями, такси, служебными микроавтобусами, мотоциклами. Выстраивалась целая «автоколонна», как он сам называл. Летом у него ежедневно бывало до 500 человек, а иногда и больше. Всех он обязательно угощал обедом из трех блюд и ужином; многие исцелялись благословенной трапезой.

    К осени 1965 отец Иосиф поселился у племянницы Анны - дочери покойного брата Пантелеймона, которая жила в этом же селе в новом небольшом доме. Во дворе Анны отец Иосиф устроил высокий голубятня, а под ним - маленькую часовню, перед которой служил молебны и освящал воду. По часовней поставили длинный обеденный стол для паломников, а также построили молельню. С северной стороны двора построили длинный корпус и в нем устроили трапезную и кухню, приемную для больных, спальню для послушниц и домашнюю церковь - длинный зал с двумя боковыми комнатами: в одной хранились церковные одежды, в другой - отец Иосиф молился и отдыхал. В церкви было много ценных икон и различных вещей - жертвоприношения от людей. 

    Для обслуживания людей и выполнения работ по хозяйству у отца Иосифа жили послушницы. Они читали в молельне утренние и вечерние молитвы, по ночам Псалтирь, днем ​​акафисты, готовили обеды, работали в саду ... Старшей была Анна львовская. На кухне трудилась монахиня Манефа.

    В 1966 году из Киева к отцу приехала 43-летняя Анна, жена полковника, сотрудница библиотеки в атеистическом музее. Фамилию свою она скрывала. Анна киевская настойчиво добивалась послушания на кухне. Отец Иосиф никак не благословлял, но Анна всячески пыталась войти в доверие к его домашних, и по их просьбе он уступил. Готовила она неплохо. Часто из Киева приезжала ее мать - Дарья. Как-то за обедом отец дал выпить им вина, и опьянела Анна стала откровенной «Отче, мама занимается чародейством». «Большой грех. Кайся! » - строго сказал Дарьи старец. «Но хочется людям помочь, они просят», - оправдывалась Дария. «Кайся, большой грех!»  - снова только и сказал батюшка. После этого признания он с недовольством принимал в доме Дарию.


    Обеды готовили по очереди: одной недели мать Манефа, а другой - Анна киевская. Как-то за обедом со своими домашними (послушницами) старец сказал: «Все вы мои гости дорогие, но среди вас есть Иуда».

    Послушницы расстроились, удивляясь, о ком это говорит батюшка. А в другой раз: «Все вы разойдетесь от меня, как Апостолы». И действительно, вскоре после праздника Рождества Христова выехала мать Манефа, не выдержав лукавства Анны Киевской. Мать Манефа вернулась к своему бывшему послушания на кухне в Почаевской Лавре.


    У себя во дворе отец ежедневно служил водосвятные молебны и исцелял людей. Как известно, «род» (демоны) изгоняется только молитвою и постом, поэтому отец Иосиф многих благословлял не употреблять пищу в среду и пятницу. «Если бы вы знали, какой пост сладкий», - говорил старец, имея в виду наслаждение духовное, от которой наслаждается душа тех, кто постится. В первые дни Великого поста своим послушницам он не позволял ни есть, ни пить до среды, в среду разрешался обед из вареных и соленых овощей, компот из сухофруктов, чай и хлеб. В дни строгого поста он велел утром, встав с постели до начала утренней молитвы, сразу класть три земных поклона с молитвой «Богородице Дево, радуйся ...», чтобы легко выдерживать пост в этот день. И действительно, Матерь Божия помогает: есть почти не хочется, и сила не ослабевает от поста.

Отец Иосиф исцелял разные недуги, но он говорил, что 50% больных исцеляются, а 50% едут от него неисцеленным - Богу не угодно, потому что их телесное исцеление будет не в пользу им, а на погибель души.


    Имея доброе сердце, отец Иосиф не любил злых людей, потому что зло не свойственно природе человека. Оно пробуждается в ней не без посредничества демонов, а потому злые люди к ним и уподобляются. Старец говорил, что любой грех опутывает сердце, как паутина, а злоба, как проволока - попробуй разорви его.


    Свою любовь к людям старец дарил делами, поэтому и шли к нему с верой, зажигались от него той святой благодатью. Духовной любви у него хватало на всех: он любил больных и страждущих, желал им исцеления и старался помочь. На вопрос рабы Божьей К., как достичь такой любви, он отвечал, что за смирение Бог дает благодать любви. И еще часто повторял: «Как к людям, так и люди».

«На молебнах у священника, - рассказывает К., - исцелялись люди, а меня полностью охватило такое чувство, что я готова была всех обнимать. Я не могла прийти в себя от неизреченной любви к каждому человеку ». К старцу часто приезжали монахи. В беседах с ними он не раз подчеркивал, что важно не только принять монашеский чин, но чтобы сама душа была монашкой.


    Отца Иосифа можно дополнить словами апостола Павла «... смотрите, будьте осторожны, не как неразумные, но как мудрые, дорожите временем, потому что дни лукавы ... не будьте безрассудные, но познавайте, что есть воля Божия» (Еф. 5: 15- 17).


    Божия Матерь для отца Иосифа была Небом; он постоянно в своих молитвах обращался к Ней. Иногда во время совместного обеда он просил всех прервать обед, встать и спеть молитву Пречистой «Под Твою милость ...»

    Уныние и пустота в душе, считал старец, из багатоговориння, обжорство и прелюбодеяние. Он велел тогда каждый час и каждый день петь «Елицы, во Христа креститесь» и «С нами Бог». Сам он был красивый баритон, хорошо понимал и любил церковное пение.

    Бывало, соберутся крестьяне в воскресенье на водосвятный молебен в отца Иосифа, все стоят, молятся, полная тишина. Вдруг старец вернется и скажет: «Не говорите! Не мешайте мне ». Он слышал мысли людей об их земной суете, и они мешали ему молиться. «Молитва есть свобода и стремление ума от всего земного», - пишут святые отцы.


    Отец Амфилохий. Последние дни

    Как-то зимой на начале 1970 года зашел в трапезную и строго спросил, кто принес ему цветы и попросил не носить больше, так как не цветы нужны, а молитва. Все удивились; нигде не видели цветов. Почти через год стала понятна эта притча: подвижник предположил, что на могилу ему будут приносить цветы, но ему приятнее молитва людей, а не украшение гроба.

    Что чувствовал отец Иосиф в последние дни своей жизни, мысли тревожили его? Домашние часто видели, как менялось его лицо; умом глубоко входил в себя в молитвенном созерцании. Он знал помыслы окружающих его: добрые и злые. Благодарил за добро, прощал зло.

    Амфилохий Почаевский ФотоЗа лето 1970 года, как вспоминает Мария-пастушка, с батюшкой случались странные приступы. Он лежал на скамье в саду, будто без сознания и хрипов. Анна киевская никому не позволяла к нему подходить. Пролежав так некоторое время, он вставал совсем здоровым. Повторился приступ и в октябре. Послушница В. прибежала в сад и увидела отца, который лежал на скамье. Вокруг старца стояли встревоженные люди, в ногах у него сидела Анна киевская и две послушницы. В. попыталась расстегнуть воротник подрясника, что, казалось, душил его. Но Аня не подпустила послушницу. Вдруг отец перестал хрипеть, и она подошла и склонилась над ним. Неожиданно он открыл глаза, схватил Анну рукой за волосы и поцеловал в голову. Никто ни о чем не догадался тогда. Позже стало известно, что отцу Иосифу в очередной раз дали яд.


    Несколько раз в. Иосиф собирал своих домашних в трапезной и просил спеть некоторые молитвы из службы на Успение Божией Матери, а «Апостолы от конец, совокупльшеся зде» просил спеть трижды. А сам, слушая растроганно пение, закрывал лицо руками и плакал. После пения с грустью говорил: «А как страшно будет, когда станут мерзлую землю на гроб бросать». Через четыре месяца в Лавре отпевали отца Иосифа.

    Шел сильный снег. Односельчане прощались со своим дорогим старцем. Иеромонах Богдан служил заупокойную литию по  новопреставленному. И только в 9:00 вечера, поставив гроб на грузовую машину, выехали в Почаев. Снег не переставал. Прощалась со старцем и природа ... В три часа ночи машина с гробом подошла к Лавре, но в Святые ворота не могла проехать, трижды скатывалась вниз с горы - старец не хотел на машине проезжать через Святые ворота. Тогда подняли на плечи гроб подвижника и с пением «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас» понесли в Святые ворота и через сторожку в корпус. По коридору понесли в церковь Похвалы Пресвятой Богородицы. Послушницы привезли много восковых свечей из келий отца Иосифа; их зажигали на поставленные перед гробом больших подсвечниках и раздавали людям. Привезли фотографии старца; рекордер отец Богдан раздавал их богомольцам.

    Позднюю литургию в Похвальной церкви служил архимандрит Самуил. После литургии началось отпевание отца Иосифа. Священномонахи вышли из алтаря к гробу. Снег перестал, вышло солнце и играло, как на Пасху. 


    Годы летят, время продолжает свой неудержимый бег. Ежегодно на его могиле отмечают день Ангела и день кончины. Уже прошло более 30 лет со дня его смерти. А люди помнят его, живого, его походку, его голос, любящее сердце и добрые-добрые, умные глаза, из уст в уста передают о чудесах исцелений. Все эти годы изо дня в день идут на могилу к подвижнику люди, зажигают свечу или лампадку, ведут тихий разговор, доверяя старцу свои беды и болезни. Приходят сюда и одержимые злыми духами ... И засвидетельствовано уже много чудесных исцелений.


могила Святого Амфилохия Почаевского

могила Святого Амфилохия Почаевского. Монастырское кладбище Почаев фото


    Многие утверждают, что на могиле отца Иосифа получают душевное спокойствие и исцеления от различных недугов. Излечиваются здесь и от человеческих пороков. 

    Очень часто у могилы можно видеть одержимых нечистыми духами, слышать их нечеловеческие крики: «Огнем жжет, палкой бьет выйду, выйду ...» Все так же, как и при жизни ... И так же, как к живому, идут к нему и паломники, и местные жители. Не зарастет, очевидно, никогда к нему народная тропа, протоптанная страждущими в надежде получить от Бога исцеление и утешение по молитвенному заступничеству приснопамятного отца Иосифа - угодника Божия. Народ убежденно верит в его святость, а глас народа - глас Божий. И это неоспоримая истина.

    Всю жизнь отца Иосифа было самопожертвенним служением во имя любви, потому что любовь - это главный плод духовного подвига христианина и цель монашеской жизни. Она является законом жизни на небе и на земле и рождается от чистого сердца и непорочной совести. Любовь бессмертна, она идет с человеком за ее смертью в вечную жизнь и взаимно связывает души живых и умерших людей. Именно такой любовью старец получил глубокое уважение к себе.


    Народ убежденно верит в его святость. С тех пор и по сегодняшний день на месте захоронения схиигумена Амфилохия происходят чудеса и исцеления людей. Перед праздником Пасхи 2002 были найдены его нетленные мощи.

    Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви, 12 мая 2002 (в воскресенье Фомы), схиигумен Амфилохий торжественно канонизирован как преподобный Амфилохий Почаевский. Мощи преподобного Амфилохия открыты для поклонения в храме преподобного Иова Почаевского.

Преподобный отец Амфилохию, моли Бога о нас!


Смотреть видео о Святом Амфилохии Почаевском



    Узнать больше: 

    Святыни Почаевской Лавры / Поездка в Почаев к мощам Святого Амфилохия Почаевского